Влезть в шкуру маньяка: «Монстр» против монстров

Хроника - Осторожно.Маньяк

влезть в шкуру маньяка: «монстр» против монстров

Александр Пичушкин вошел в историю криминального мира как «битцевский маньяк». Он зверски убил как минимум 49 человек. История его преступлений шокирует не только количеством жертв, но и бессилием следствия. «Битцевского маньяка» удалось арестовать благодаря случайности - женщина оставила дома записку, в которой сообщала, с кем и куда пошла

Александр Пичушкин вошел в историю криминального мира как «битцевский маньяк». Он зверски убил как минимум 49 человек. История его преступлений шокирует не только количеством жертв, но и бессилием следствия. «Битцевского маньяка» удалось арестовать благодаря случайности - женщина оставила дома записку, в которой сообщала, с кем и куда пошла. Кто знает, сколько бы еще людей принес в жертву изувер, любимым орудием которого был молоток? В фильмах обычно следователь разгадывает намерения маньяка и в последний момент успевает опередить его. А в реальной жизни? Кто может оказаться дальновиднее и хитрее маньяка? Герои не по сценарию

Сюжет культового фильма «Молчание ягнят» до странности напоминает историю «битцевского маньяка». Его неуловимость, отсутствие в изуверских действиях видимой логики и смысла вводят в ступор даже следствие. Понять, почему он убивает, – значит найти нить к раскрытию преступления. Но сделать это может только следователь-профайлер – профессионал, сочетающий навыки следователя и психолога, – элита следствия.

Герои фильма «Молчание ягнят» имеют вполне реальных прототипов. Одним из них был Джон Дуглас, профессор Национальной академии ФБР, основатель отдела бихевиористики – психологического анализа поведения преступников. Он многие годы отслеживал статистику серийных убийств в США, общался с осужденными, изучал тысячи томов дел современных маньяков. Итогом его работы стало внедрение психологии в практику раскрытия преступлений. Дуглас возглавил программу исследований «Личностно-преступное профилирование». Отсюда и название профессии «профайлер» – человек, воссоздающий психологический облик убийцы.

В 1983 г. Джон Дуглас выступил с отчетом о работе программы. Признав ее эффективной, руководство ФБР в 1984 г. организовало при Академии ФБР Национальный центр изучения насильственных преступлений. Появилась единая национальная база данных – VICAP, где хранится вся информация о серийных преступниках.

КСТАТИ

Благодаря внедрению нового метода психопрофилирования, в конце 1979 г. был задержан серийный убийца Дэвид Карпентер. Как и «битцевский маньяк», он был тихим и незаметным сотрудником в магазине, где продавали фототовары и принимали заказы на изготовление фотографий. Как и у Пичушкина, любимым орудием убийства Карпентера был молоток. А его жертвами становились одинокие и неуверенные в себе молодые женщины. Но в отличие от «дела Пичушкина» раскрытие преступлений Карпентера стало не результатом случайности, а итогом работы профайлера, который смог предсказать вероятное поведение маньяка и даже дать примерное описание внешности убийцы.

«Монстр» против монстров

Реальные методы работы следователей-профайлеров весьма сильно отличаются от увлекательных приключений киногероев.

«Большинство профайлеров не выезжают на место преступления, – рассказывает один из лучших в России специалистов по судебной психиатрии Николай Исаев. – Профайлер – это прежде всего человек, обладающий уникальным аналитическим мышлением. Изучая информацию, полученную криминалистами, дознавателями, судмедэкспертами, профайлер может составить очень четкий портрет преступника, просчитать его дальнейшие шаги».

В России нет специального подразделения, аналогичного отделу бихевиористики ФБР. Но нашими спецслужбами метод профайлинга никогда не отрицался.

Психологи, помогающие следствию в самых сложных делах, работают во Всероссийском НИИ МВД. Несколько лет назад они разработали автомати­зированную информационно-поисковую систему «Монстр» для создания психологического портрета серийных убийц. Но на внедрение этой системы денег не нашлось. В России до сих пор нет единой базы хранения информации о серийных убийцах!

Но российская школа профайлеров все же существует и развивается. Один из ее признанных авторитетов – Олег Игоревич Бродченко, психолог, полковник милиции. Он руководит группой по исследованию проблем психологического обеспечения раскрытия и расследования преступлений ВНИИ МВД России.

Нарисовать портрет убийцы «в профиль»

Многие считают, что профайлер – это не профессия, которой можно научить, а своего рода дар, умение проникать в сознание и подсознание убийцы. Одна из самых известных в мире женщин-профайлеров, Мики Писториус, по образованию – журналист. Что не мешает ей многие годы успешно заниматься раскрытием убийств в управлении полиции ЮАР. Для раскрытия преступления ей необходимо «влезть в шкуру» убийцы. Одно из самых известных раскрытых ею преступлений – «Дело Феникса». Этот серийный убийца на протяжении нескольких лет убивал женщин на плантациях сахарного тростника.

«Я приехала на место преступления и решила пройти через поле, – рассказывает Мики. – Оно просто кишело змеями, насекомыми... Мне было не по себе, но я шла вперед, потому что хотела пройти весь путь преступника, чтобы понять, о чем он думал в тот момент и что планировал сделать. Ниточку к разгадке преступления Мики Писториус нашла на месте убийства последней жертвы. Там, посреди поля, в глубине зарослей маньяк выкурил 15 сигарет. Значит, он чувствовал себя в безопасности. Местность была хорошо ему знакома, поэтому он не торопился убегать. Туфли жертвы были аккуратно поставлены в стороне. Возможно, убийца – перфекционист, для него важно оставлять место преступления в идеальном порядке. Если так, то он такой и в жизни: дома у него порядок, и он следит за своим внешним видом. Убийца прокладывал себе путь через поле, срезая тро­стник. Характер среза от ножа – типичный для некоторых местных племен – навел Мики на след убийцы из народности зулу. Она точно описала профиль преступника, и вскоре его нашли. Такой метод создания психологического портрета преступника основан на интуиции.

Но чаще всего профайлерам приходится руководствоваться сухим анализом и логикой. Самый известный российский опыт создания такого портрета принадлежит психиатру Александру Бухановскому. Он сумел создать психологический портрет «ростовского маньяка» за несколько лет до его ареста.

В общих чертах профиль, созданный Бухановским, выглядел так: «Возраст – за 40. Рост 170 плюс-минус 10 см. Неброская внешность. Замкнут. Увлечен фильмами ужасов. Астеник. Физической силой не отличается. Хронические желудочно-кишечные заболевания, в прошлом туберкулез. Возможно, женат, хотя решился на это довольно поздно. Образование среднетехническое или высшее. Долго работал преподавателем или воспитателем. Характер работы разъездной, например в снабженческой организации. Не гомосексуалист, не шизофреник. Психопат на основе изменений личности, достигших степени болезни. Остановиться может лишь ненадолго, почувствовав опасность». Следствие первоначально не придало выводам психиатра большого значения. Но когда Андрей Чикатило был арестован, его портрет в точности совпал с тем профилем, который составил профайлер-самоучка.

Почему же российские спецслужбы так медленно внедряют в свою практику работу профайлеров? Методы работы профайлеров плохо укладываются в рамки российского уголовного законодательства и положений об оперативно-розыскной деятельности. Да и сама профессия психолога-криминалиста остается редкой. В юридических вузах не уделяют должного внимания психологии, в психологических – юриспруденции.




Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Звёздные кражи

Авторизация