Мифы и легенды о маньяках. Часть 2: Андрей Чикатило

Хроника - Осторожно.Маньяк

мифы и легенды о маньяках. часть 2: андрей чикатило

Последнюю точку в судьбе Чикатило поставил президент России Борис Ельцин. Он отклонил прошение о помиловании.

Через минуту после того, как прокурор зачитал Указ Президента РФ от 04 января 1994 года, Чикатило расстреляли. А история о том, что мозг Чикатило (а возможно, и самого Чикатило) продали японцам за огромные деньги, это не более чем выдумка

Последнюю точку в судьбе Чикатило поставил президент России Борис Ельцин. Он отклонил прошение о помиловании.

Через минуту после того, как прокурор зачитал Указ Президента РФ от 04 января 1994 года, Чикатило расстреляли. А история о том, что мозг Чикатило (а возможно, и самого Чикатило) продали японцам за огромные деньги, это не более чем выдумка.

Когда Чикатило вынесли «расстрел», то психиатр Александр Бухановский (человек, который «вычислил» маньяка) обратился в Ростовское Управление Внутренних Дел с просьбой, чтобы мозг Чикатило был сохранен.

На что психиатру сказали, что «что есть установленная процедура смертной казни — выстрел в голову. И менять эту процедуру из-за одного случая никто не собирается». В 1994 году (14 февраля) этот «полезный» для науки мозг разорвал пистолетный выстрел. Андрей Чикатило, кстати, умер не сразу: было даже сделано предложение произвести второй выстрел. Но врач сказал, что «этого уже не потребуется».

Полагаю, что по этому вопросу у нас всё предельно ясно. Что никак не скажешь про историю поимки самого страшного маньяка, которая сплошь разноречива и противоречива.

Например, следователь Николай Садыков (в 1988 году принимал участие в «Лесополосе», а ныне — заместитель прокурора Железнодорожного района Улан-Удэ), пишет, что «из примет маньяка были известны только примерный возраст и рост, больше ничего».

А где тогда, простите, известный «проспективный портрет» маньяка, который был составлен Александром Бухановским?! Тут у нас сложность, которую мы можем объяснить несколькими разными способами.

Вариант первый. Следствие (в силу тех или иных причин) не уделило должного внимания заключениям Александра Бухановского, взяв из него только предполагаемый рост и возраст подозреваемого.

Вариант второй. Единственными реально полезными (для оперативно-розыскных действий) «ориентирами» были примерный возраст и рост. Например, можно предполагать, что маньяк имеет слабую половую конституцию, но как это могут проверить оперативники, работающие в лесу, на вокзалах, в поездах?

Возможно, портрет Александра Бухановского очень точен в психологических деталях, но для оперативно-розыскной деятельности он, следует полагать, малоприменим.

И это косвенно подтверждает и сам Бухановский. На вопрос «Московского комсомольца» о том, почему его портретом «не воспользовались», психиатр отвечает так: «это всё-таки не фотопортрет, и даже не фоторобот. Этот портрет — психологический и поведенческий, хотя некоторые внешние данные в нём присутствовали».

Вариант третий. Бухановский ошибся в своих прогнозах относительно роста и возраста, и именно это стало основной причиной того, что Чикатило так долго искали. Первый портрет Александр Бухановский создал ещё в 1984 году, а маньяка поймали только в 1990 году, что наводит на некоторые размышления.

Немаловажно отметить, что поймать маньяка сумели таки с помощью оперативно-розыскных действий, никак не связанных с «предполагаемым портретом». Сотрудник заслона проверил документы подозрительного гражданина (с портфелем), вышедшего из леса, и зафиксировал это в своём рапорте. Через несколько дней, недалеко от того самого места, грибники нашли труп очередной жертвы. Установили примерное время смерти, подняли рапорты сотрудников заслона. Нашли фамилию Чикатило и установили за ним наблюдение. Когда его арестовали, ни у кого не было сомнений в том, что он именно тот, кого так долго искали.

Вариант четвертый. Как говорит Александр Бухановский, «при встрече с задержанным мне нужно было определить, соответствует ли ему моё описание». Нужно понимать, что имеется в виду не конкретно Чикатило, а вообще любой задержанный, который вызывал подозрение у следствия.

Бухановскому звонили и просили его «посмотреть», не является ли очередной задержанный тем самым убийцей. Иногда ему звонили даже ночью.

Таким образом, «воспользоваться» психологическим портретом предполагаемого убийцы мог только сам Бухановский.

Исса Костоев потом говорил в интервью, что рост, указанный психиатром в предполагаемом портрете маньяка, составляет 170 см (а реальный рост Чикатило, по разным источникам, от 180 до 182 см), Бухановский утверждал, что указанный в портрете рост был «170+11 см», а журнал «Огонек» — обращает внимание на то, что в заключении рост указан (машинописью) «невысокий, около 170 см», и (от руки) «+-10 см».

Из этого журнал «Огонёк» сделал вывод, что дополнение «от руки» (10 см) было сделано гораздо позже: «не вызывает сомнения, что дополнение внесено в заключение уже тогда, когда Чикатило был пойман и изобличен» («Огонёк», 23 июля 1996 года). Кто прав в этой ситуации, одному богу известно.

Есть также многочисленные расхождения о том, кто «расколол» Чикатило? По одним данным это Исса Костоев, руководитель следственной бригады.

Вот что пишет Николай Садыков: «на первом же допросе Исса Магомедович Костоев убедил подозреваемого в том, что чистосердечное признание облегчит его участь». Эту же версию «подтверждает» и фильм о Чикатило «По следу Сатаны», из цикла «Криминальная Россия», где Исса Костоев убеждает Чикатило сотрудничать со следствием.

По другой версии, маньяк Чикатило отказывался сотрудничать со следствием, а «расколол» его психиатр Александр Бухановский, которого пригласили на девятый день (!) содержания Чикатило под стражей. Весьма примечательная деталь, кстати, обратите на неё внимание. В предыдущих случаях психиатра Бухановского вызывали на опознание даже ночью. Но когда поймали Чикатило, психиатр понадобился следствию только на девятый день. Напомню, что Александра Бухановского вызывали, чтобы он «проверил», не является ли задержанный тем самым убийцей. Таким образом, в случае с Чикатило, следствию было очевидно, что у них в руках — настоящий убийца. И никакой «проверки» это не требует.

Тем не менее, «причастность» Бухановского к работе над Чикатило не подлежит сомнению. Вот, например, начальник УВД Фетисов М. пишет, что «первое время арестованный отрицал свою причастность к преступлениям, которые ему вменяли в вину, и только на десятый день после ареста Андрей Чикатило начал давать показания». Фамилия Александра Бухановского не упоминается, но его «присутствие» так и напрашивается.

Невольно возникает риторический вопрос: если Николай Садыков прав, и следователь Исса Костоев «расколол» Чикатило «на первом же допросе», тогда почему этот допрос произошел только на девятый день задержания? Это маловероятно, особенно, если учесть, что по норме УПК подозреваемому нужно или предъявить обвинение в десятидневный срок, или отпустить его! Разумеется, в случае с Чикатило эту формальность УПК сумели бы обойти (об этом чуть дальше), и всё же утверждение Садыкова о том, что Костоев «убедил» Чикатило признаться в преступлениях — на первом же допросе! — мне кажется очень маловероятным. Если бы так оно и было, то участие Бухановского в работе следствия не имело бы никакого смысла. Тем более, что даже в последующей психиатрической экспертизе Чикатило Бухановский участия не принимал (её проводили психиатры Института имени Сербского).

То, что Александр Бухановский действительно работал с Чикатило, сомнению не подлежит, это подтверждает и сам Исса Костоев, заявляя, что пригласил психиатра на допрос, «чтобы убедить Чикатило, будто его случай представляет огромный интерес для медицины». Зачем Иссе Костоеву это потребовалось? «Это понадобилось, чтобы установить с допрашиваемым контакт и заставить его сотрудничать со следствием». Следовательно, контакта не было. Не было. Следует также понимать, что после работы, которую провёл Бухановский с Чикатило, этот контакт появился.

С другой стороны, я хочу обратить ваше внимание на то, что «расколоть» подозреваемого и найти с ним «контакт» — это далеко не одно и то же.

Можно «раздавить» подозреваемого тяжестью улик, но это ничуть не означает, что он пошёл на «контакт» (со следствием). Известны многочисленные случаи, когда подозреваемые, вина которых была доказана судом, продолжали упорно настаивать на своей невиновности. Такой поворот в деле Чикатило был совершенно немыслим, особенно, если учесть, какой огромный общественный резонанс имеет это дело.

Маньяк должен был признать свою вину. Если бы он её отрицал, то убедить общественность в виновности Чикатило было бы много труднее. Тем более, что в 1983 году за преступление, совершённое Чикатило, уже расстреляли другого человека (Александра Кравченко). Так что не следствие, но сам Чикатило должен был доказать свою виновность.

Учитывая вышеизложенное, реконструкция событий могла быть следующей. Первое, что нам нужно принять во внимание: с момента, как фамилия Чикатило попала в рапорт (сотрудника «заслона») Игоря Рыбакова, Чикатило был обречён.

Возможно, что против него действительно не было прямых улик, но улик косвенных, таких, например, сопоставление маршрутов командировок Чикатило и мест преступления, хватило бы на десять расстрелов.

Очень примечательно, что Чикатило содержали не в отделе милиции (куда обычно вызывали Бухановского для очередной «проверки»), но в следственном изоляторе КГБ. Из этого можно сделать вывод, что его вина для следствия не вызывала никаких сомнений.

Николай Садуков пишет, как «поначалу преступник отказывался от дачи показаний, всеми силами изображая из себя умалишенного». Это тоже говорит не в пользу Чикатило, так как человек, который доказывает свою невиновность, не станет изображать из себя безумного. Но и следствие такой поворот событий устроить не мог (по вышеуказанным причинам). Тем более что за Чикатило долго наблюдали (прежде чем его арестовать), и ничего «безумного» в его поведении, следует полагать, не было. Чикатило, вероятно, не знал, что за ним следят, и поэтому, как только его арестовали, немедленно «включил дуру». Но следствие-то знало! Знало, что он не сумасшедший.

Поэтому, как я полагаю, Бухановский понадобился следствию не для того, чтобы убедиться в том, что Чикатило вменяемый, и не для того, чтобы «вычислить» или «расколоть» его, но для того, чтобы убедить Чикатило — перестать изображать из себя умалишенного.

Наиболее правдоподобной мне видится следующая версия. На допросах Чикатило Костоев выразил сомнение, что нормальный человек способен на такие зверства.

Нормальный человек, я подчеркиваю. Другими словами, Костоев намекнул, или сказал это «в лоб», кто знает, как это было на самом деле, что Чикатило могут признать невменяемым.

А это значит, что Чикатило может избежать смертного приговора. Именно эта версия звучит в фильме «Охота на Сатану», однако, имя Бухановского там даже не упоминается. При этом сам Исса Костоев признает, что привлекал психиатра Бухановского к допросу Чикатило, но в фильме «Криминальная Россия» этот факт почему-то опускается. Спрашивается, почему?

Я предполагаю, что Бухановский был привлечен к допросу Чикатило в качестве «гаранта» его невменяемости. Чикатило знал, что за всё то, что он совершил, ему грозит неминуемая смертная казнь.

Исса Костоев мог гарантировать Чикатило психиатрическое освидетельствование, но не мог гарантировать убийце невменяемость, так как этот вопрос лежит за пределами компетенции следователя. Вот для чего следствию понадобился психиатр. Костоев организовал «встречу» Чикатило с Бухановским, и после этой встречи в следствии наступил перелом. Маньяк начал давать признательные показания.

Почему же некоторые источники «опускают» роль психиатра Бухановского в деле Чикатило? Я полагаю, что следствию (в первую очередь, в лице Костоева) было смертельно обидно, что все лавры поимки Чикатило «достаются» Бухановскому. Например, предполагаемый портрет преступника. Возможно, он был очень точен, но никакой роли в оперативных действиях, как мы знаем, этот портрет не сыграл.

Чикатило попал в широко расставленную сеть, выпутаться из которой было уже невозможно. Некоторые источники утверждают, что если бы Чикатило за 10 дней не «раскололся», то его пришлось бы отпустить (по положению УПК).

Но это заявление относится к процессуальным действиям вообще, которые в столь особом и политически важном случае, как Чикатило (дело лежало на контроле ЦК КПСС), не сыграли бы никакой роли. Даже сам Бухановский как-то сказал, что «способов для продления срока содержания под стражей было достаточно» («Московский Комсомолец», 24.10.2003).

Интересно отметить, что в этой же публикации Бухановский делает очень странную ошибку, утверждая, что Чикатило попался в одну из засад, которые на него организовали, его (далее цитирую) «задержали, а немного позже выяснилось, что его один раз уже арестовывали при аналогичных обстоятельствах».

Весьма странная неосведомленность. Однако, ситуация проясняется, если познакомиться с вводной частью данной публикации: «Бухановский предсказал одежду убийцы и даже его портфель, с которым Чикатило не расставался» («Московский Комсомолец», 24.10.2003). И тогда получается, что психиатр Бухановский преподносит историю, так сказать, в выгодном для себя свете.

Задержали его позже: в руках у него была банка с пивом. И я еще раз хочу напомнить, что Чикатило арестовали — вопреки тому «факту», что группа его крови и спермы не совпадали. Казалось бы, железное алиби. Тем не менее, следствие «пошло на арест», что дает нам все основания полагать: улики (пусть и косвенные) против Чикатило были настолько весомыми, что «перевесили» заключение медицинской экспертизы.

Если Костоев «разыграл карту» с психиатром (не вижу никаких причин, по которым маньяк по доброй воле выписал бы сам себе смертный приговор, сотрудничая со следователем), то желание Костоева «тянуть одеяло на себя» (по выражению Бухановского) выглядит вполне справедливым. Следует также учесть, что Костоев, возможно, не очень-то доверял выводам психиатра, а иначе зачем бы он поехал на «консультацию» со Сливко? Напоминаю вам, что первый «проспективный» портрет преступника был создан в 1984 году, а Костоев поехал на встречу с маньяком Анатолием Сливко в 1989 (!) году. Как это прикажете понимать? Костоев усомнился, что портрет, созданный Бухановским, имеет какую-то «следственную» силу?

С другой стороны, это ничуть не повод «умалять» заслуги работы Александра Бухановского: факт остается фактом, именно после работы психиатра с Чикатило следствие получило столь необходимый «контакт» (по выражению Костоева) с преступником. Безусловно, Чикатило бы «раскололи» в любом случае, это лишь вопрос времени, экспертиз и следственных действий. Но сколько бы времени и сил на это ушло, одному богу известно. А с помощью Бухановского на это понадобилось несколько часов.

И не стоит забывать, что именно Бухановский перевернул изначальные представление об убийце и дал совершенно другие ориентиры, причём практичные. Ведь сначала полагали, что убийца — выходец из асоциальных слоёв: либо гомосексуалист, либо люмпенизированная личность («отброс общества», так сказать), либо уже судившийся за похожие преступления (по этой причине попал под подозрение Кравченко — у него была «похожая» судимость), а Александр Олимпиевич объяснил (Виктору Буракову на словах), что убийца — нормальный «серый» член общества, возможно — семьянин, возможно — с высшим образованием и педагогическим опытом и возможно — снабженец на одном из предприятий, ездящий в командировки.

«Правее» всех в этом спорном и очень неоднозначном деле я бы назвал Николая Модестова, который в своей книге «Маньяки. Слепая смерть…» дипломатично пишет о Бухановском, что «его талант и знания оказали неоценимую помощь в раскрытии преступления».

Именно так, наверное, нам и стоит оценивать эту столь неоднозначную и крайне запутанную ситуацию.




Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Звёздные кражи

Грабители похитили из дома Бритни Спирс

News image

Грабители, обворовавшие дом Бритни Спирс в Беверли-Хиллс, ...

Сельваторе Лучиано (Счастливчик)

News image

Дата рождения - 24 февраля 1897 года Место рождения - Си...

Грабители вернули машину Кая Метова

News image

Угнанный недавно, прямо из-под окон певца, автомобиль Mer...

Авторизация