Александр Сидоров. Клетка для шакалов

Хроника - Осторожно.Маньяк

александр сидоров. клетка для шакалов

Остров доктора Моро находится в 260 км от Вологды, в Белозерском районе. Здесь содержатся осужденные к пожизненному лишению свободы. Для тех, кто давненько не читал Герберта Уэллса, напомню: в романе английского фантаста Остров доктора Моро фанатик-профессор пытался превратить различных животных в людей и заставить их подчиняться человеческой морали. В конце концов зверолюди разорвали ученого в клочья и сожгли его пристанище

Остров доктора Моро находится в 260 км от Вологды, в Белозерском районе. Здесь содержатся осужденные к пожизненному лишению свободы. Для тех, кто давненько не читал Герберта Уэллса, напомню: в романе английского фантаста Остров доктора Моро фанатик-профессор пытался превратить различных животных в людей и заставить их подчиняться человеческой морали. В конце концов зверолюди разорвали ученого в клочья и сожгли его пристанище...

Тайна зеленой папки

Свершилось! Россия сделала огромный шаг на пути к цивилизованному обществу. Наше государство прекратило казнить людей. Оно вроде бы и понятно: неудобно как-то члену Совета Европы проявлять кровожадность - даже по отношению к преступникам. Сами же мы обещали со дня вступления (январь 1996 года) установить мораторий на исполнение смертных приговоров, а к 1999 году и вовсе отменить смертную казнь. Дал слово - держи...

Хотя, впрочем, бороться за драгоценные жизни убийц, садистов и маньяков лучшие сыны Отечества стали значительно раньше, когда была создана так называемая Комиссия по помилованию при Президенте РФ. Возглавил ее известный писатель Анатолий Игнатьевич Приставкин - ярый противник смертной казни, считающий такую меру наказания варварством. В 1992 году из 56 убийц, дела которых прошли через комиссию, были помилованы 55. В 1993 году из 153 приговоренных к расстрелу помиловали 149 убийц, в 1996 - из 137 жизнь сохранена 124-м. Все это - дела из так называемой зеленой папки . На заседаниях комиссии каждому члену раздавали по две папки, в одной из которых, зеленой, материалы на 6 - 10 смертников .

Светлая тенденция к всепрощению и вселенской доброте нашла свое подкрепление 17 декабря 1992 года, когда президенту России было даровано право в порядке помилования заменять смертную казнь пожизненным заключением. А с 1 января 1997 года, со вступлением в действие нового уголовного кодекса России, пожизненное заключение стало одним из видов наказания, который может назначать суд. Введение нового вида наказания непосредственно связано с энергичной деятельностью гуманистов . Я беру это определение в кавычки неспроста. Мне хотелось бы показать, что все их хваленое человеколюбие - не более чем безответственная игра на публику, невежество и нежелание предвидеть последствия своих поступков.

Обратимся для начала к самому Анатолию Игнатьевичу. Оправдывая действия комиссии, он говорит:

К расстрелу приговариваются не главари мафии, не наемные убийцы. За время существования нашей комиссии ни одного такого дела не было. В 95% случаев на смерть осуждают полностью деградировавших личностей, низший слой простых работяг, которые совершили убийства по пьянке... Давайте возьмем наугад одно дело из зеленой папки...

Николай после совместного распития с братом Петром во время ссоры, защищаясь от насильственных действий последнего, совершил убийство Петра, нанеся удары топором... Потом сходил домой, взял ружье и убил еще троих... . Страшное убийство? Страшное. Но это не тот преступник, который сознательно обдумывает изощренные способы и методы убийства и держит в страхе народ. Бытовушник действует стихийно, импульсивно, он не знает, что может натворить через час... Они не готовятся к преступлению заранее. Хотя, конечно, это не оправдывает их действий... Виновный должен нести наказание. Мы, например, пробили пожизненное заключение, которое, кстати, в России оказалось пострашнее смерти. Вот что написал нам один из пожизненных : Уважаемые члены гуманной комиссии. При таких условиях содержания в тюрьме у нас, вечных , невольно возникает вопрос: какая из смертей лучше - мгновенный расстрел или же мучительно долгая - пожизненное заключение. Я выбираю первое, поэтому прошу меня расстрелять .

Совершенно потрясает оригинальный взгляд писателя на проблему тяжести преступления. Оказывается, так называемые бытовые убийства, какими бы жуткими они ни были, более простительны на том лишь основании, что совершаются по пьянке и убийцы не готовились заранее . Причем в пример приводится бытовик , который в пьяном угаре уничтожил четверых человек! Извините за кощунство, но, может быть, лучше бы он подготовился и убил одного?!

Кстати, комментарий к эпизоду с невинным Николаем. Версию о неподготовленности можно отнести только к первому убийству. Остальных троих душегубец прикончил сознательно, предварительно подготовившись (пошел, взял ружье, вернулся и расстрелял - это не внезапная вспышка ярости!). И еще одно: деление убийств на бытовые и не бытовые давно уже признано юристами абсолютно неправомерным, бессмысленным. Упоминания о бытовых убийствах вы не найдете ни в одном комментарии к уголовному кодексу. Это так же безнравственно, как деление собственности на государственную и личную . Для определения тяжести вины преступника это никакого значения не имеет и иметь не может. Для убитого и его родственников - тем паче.

Почему Приставкин считает, что для общества бытовой убийца (по признанию самого писателя - полностью деградировавшая личность ) менее опасен, чем киллер? Конечно, если исходить из того, что киллеры убивают преимущественно членов преступных группировок или крупных промышленников, замешанных в криминальном бизнесе, а бытовики - рядовых граждан... Тогда становится понятным классовый подход членов комиссии по помилованию: подумаешь, мужичье друг дружку режет - лишь бы благородных не трогали...

Министр юстиции России в роли римского прокуратора

Из выступления в выступление Приставкин проводит мысль о том, что опыт многих стран доказывает неэффективность смертной казни. Однако это в лучшем случае - заблуждение по невежеству, а скорее всего - сознательная ложь. Страх перед наказанием, тем паче перед смертью, всегда приводил в России (да и в других странах) к снижению уголовных преступлений, особенно - убийств.

Приведу ряд чисто обывательских примеров. Одесса, 1946 год. Командующим Одесским военным округом назначен маршал Георгий Константинович Жуков. В городе свирепствуют банды преступников, ежедневно совершаются десятки и сотни грабежей и убийств. Кажется, что сбить эту волну криминала невозможно. Жуков собирает в городском театре несколько сотен боевых офицеров. По его приказу со складов доставляют дорогие гражданские костюмы, шикарные сорочки, галстуки, макинтоши, шляпы... В тот же день с наступлением темноты на улицах Одессы появляются хорошо одетые, явно денежные, пьяненькие граждане. На блатном жаргоне тех лет - фраера . Бредут кто парой, кто в одиночку, держась за стенку и порой падая. Ясное дело, бравые уголовники не могли не клюнуть на эту удочку. А фронтовые офицеры стреляли не раздумывая. Хладнокровно и без промаха. Приказ командующего был - На месте и без предупреждения . За три вечера подавляющую часть бандитов физически уничтожили. Остальные растворились во мгле. Ночная Одесса стала самым безопасным местом для прогулок.

Иностранный пример? Приведу нехороший . Гитлеровская Германия 30-х. Придя к власти, фюрер провел быструю и эффективную акцию по борьбе с преступностью. Собрав отъявленных уголовников и проституток (правда, заодно и других немцев, позоривших арийскую расу - уродов и калек), он погрузил их на баржи и потопил. Очень убедительно. В памяти германского народа это сохранилось на генетическом уровне. Преступность в фашистской Германии была почти нулевая. Мелкая шпана, к слову, была закрыта в концлагерях наряду с врагами нации.

Пример того же ряда, хотя и не со смертной казнью. В ряде арабских стран ворам отрубают где руку, а где - все четыре конечности. Воровства нет вообще - как такового. И таких обывательских примеров можно приводить сколь угодно много. Чувство страха и инстинкт самосохранения - одни из самых сильных человеческих чувств.

Оговорюсь сразу: я не призываю действовать ни одним из описанных выше способов. Разумеется, они неприемлемы в нашем обществе. Я привел их в качестве иллюстрации того, что тезис о неэффективности смертной казни не выдерживает критики. Другое дело, что карательная политика дает результат лишь вкупе с положительными социальными переменами, с улучшением благосостояния людей. Хрестоматийный факт: в средние века в Европе самое большое количество карманных краж совершалось в то время, когда на площади при стечении толп народа казнили воров! Парадокс? Ничуть. Вполне естественно. Во-первых, как и во время всякого другого зрелища (а в средние века казнь была именно зрелищем - страшным, кровавым, но - зрелищем), карманнику работать удобнее всего: внимание людей отвлечено. Во-вторых, у изгоев, представителей уголовного дна средневековой Европы практически не было альтернативы. Общество тогда делилось по цеховому принципу, и попасть в какой-либо цех (то есть в касту представителей той или иной профессии) с улицы было практически невозможно. Людям дна некуда было податься: либо воруй, грабь, либо - подыхай! Третьего не дано, со дна подняться невозможно. Это вам растолкует любой историк. Так что угроза казни просто признавалась как неизбежное, само собой разумеющееся зло, сопутствующее воровской профессии . Когда же у человека есть альтернатива, возможность выбора, социальной реабилитации, обеспечения достойного уровня жизни непреступными способами - именно тогда наказание приобретает эффективность, достигаемую цивилизованными, гуманными средствами. Вот что доказывает опыт других стран. При нищенской экономике, когда большая часть населения живет за чертой бедности, когда власть давно наплевала на культуру, заботу о стариках и молодежи - говорить о выполнении требований сытых стран, входящих в Совет Европы, - просто дикость и даже варварство. Рано лезть со свиным рылом в калашный ряд.

Теперь - о пожизненном заключении. Каким же болезненно искаженным представлением о нравственности надо обладать, чтобы смаковать тот факт, что в российских условиях пожизненное заключение страшнее расстрела! Как бы оправдываясь, Приставкин заявляет: смотрите, расстрел не так страшен, а вот мы, гуманисты, столь изощренно издеваемся над преступниками, что они сами просят их расстрелять! Но разве может гордиться этим страна, претендующая на звание цивилизованной? Тем более - культурный человек, ратующий за смягчение нравов?

Да ладно бы только Приставкин... Его хоть как-то мог бы оправдать недостаток образования. Но ведь Анатолию Игнатьевичу вторит в программе НТВ Глас народа сам бывший министр юстиции России Павел Крашенинников! Тоже эдак, с ироничной улыбочкой, повторяет аргументы председателя комиссии по помилованию: мол, дорогие граждане, да чего вы беспокоитесь? Мы этим уголовникам, душегубцам проклятым, такой душняк устроили - сами смерти просят! Гниют заживо!

Это говорит министр юстиции, государственный чиновник... Волосы дыбом встают. Говоря словами незабвенного Виктора Степановича Черномырдина - Хотели как лучше, получилось как всегда . Любое благое, казалось бы, начинание в нашем Отечестве превращается в свою полную противоположность. Отменили расстрел - вместо него ввели новый вид смертной казни. Да, пожизненное заключение в России - новая разновидность вышака . Это даже не требует особых доказательств. Ведь эдак мы договоримся до того, что самыми крутыми гуманистами назовем, к примеру, римлян, распинавших преступников на кресте! Цивилизованная нация: они же не убивали уголовников, а оставляли живыми - пусть сами доходят ... Кстати, чаще всего и гвоздями не прибивали к перекладинам, а просто привязывали. Гуманисты! Им бы прямо в министры юстиции...

Вологодский пятак

А кстати - действительно ли участь бессрочников так ужасна? Чтобы узнать это, заглянем за колючку .

Бывшая колония особого режима ОЕ-256/5 (в уголовном и ментовском мире известная как вологолский пятак ) имеет давнюю историю. Многие здания возведены еще в XVI веке, когда здесь располагался монастырь. После 1917 года (по сложившейся тогда революционной традиции ) монастырь стал концлагерем для врагов народа , а с 1963 года - особняком (колонией особого режима). Обывателю пятак более известен по фильму Калина красная : именно отсюда выходил на волю герой Шукшина Егор Прокудин.

В начале 1994 года особняк пережил очередную метаморфозу: приказом МВД РФ он был преобразован в колонию специального вида режима для лиц, которым смертная казнь в порядке помилования заменена пожизненным лишением свободы.

Решение было неожиданным, руководители управления исполнения наказаний оказались совершенно не подготовлены к такому сюрпризу. Отсутствовала всякая законодательная база: как содержать бессрочников , каков должен быть режим, что им разрешено, что запрещено - и прочее. А ведь первых осужденных пятак принял уже через месяц, 30 марта.

Пришлось экспериментировать на ходу, учитываю психологическую специфику контингента и его криминогенную опасность. Режим, уровень изоляции и безопасности колонии можно назвать самым жестким в системе мест лишения свободы России. Преступники содержатся здесь в условиях, предусмотренных для колоний особого режима камерного типа с дополнительными ограничениями и повышенными требованиями. Здешние сидельцы :

содержатся в камерах по два человека; всегда носят одежду только специально установленного образца; во время прогулки, бани, посещения туалета и т.д. любые контакты между осужденными из разных камер исключены; все действия выполняются только с разрешения и по команде надзирателя (младшего инспектора), любое мероприятие проходит под надзором не менее чем троих сотрудников (при том, что массовых мероприятий с участием осужденных - спортивных соревнований, просмотров кинофильмов, школьного и профессионального обучения - не проводится вовсе); предоставляются только краткосрочные свидания продолжительностью несколько часов, длительные личные свидания запрещены; в камерах осужденные не имеют права в течение дня ни ложиться, ни даже присаживаться на кровать, при каждом выводе из камеры их подвергают тщательному обыску, камеры тоже ежедневно обыскивают; на мероприятия, связанные с выходом из камеры. Осужденные сопровождаются в наручниках.

Интересно, что даже беседы с психологами колонии (сотрудниками из числа офицерского состава) проходят в присутствии трех надзирателей, а письменные тесты бессрочники заполняют... не снимая браслетов . Повсюду за арестантами следят телемониторы. Осужденные заняты работой по пошиву рукавиц, и даже этот процесс проходит в специальных рабочих камерах только на двух человек.

Пятак - пожалуй, самая жуткая зона страны. Это отметили даже коллеги вологжан из свердловской области, где существует такая же колония для пожизненно осужденных. Заместитель начальника колонии Н-240 Алексей Детков в свое время после посещения колонии в Белозерском районе заметил:

- На мой взгляд, некоторые из мер являются явно избыточными. Например, запрещение осужденным в течение дня ложиться на кровати, запрет пользоваться телевизорами в камерах. В нашем учреждении такие возможности для осужденных есть. Потому и атмосфера менее напряженная, осужденные гораздо легче идут на человеческий контакт.

К жестким правилам и ограничениям можно добавить еще и финансовые трудности. Один из сотрудников пожаловался:

- Нас просто загнали в угол! Мы оказались заложниками сложившейся ситуации: ни лекарств, ни питания, ни вещевого довольствия...

В этом положении уровень заболеваемости бессрочников чрезвычайно высок, значительно выше, чем в целом по зонам страны. Почти все они вскоре становятся туберкулезниками, причем через несколько лет - практически неизлечимыми. Палочки Коха пожирают не только их, но и подвергают постоянной опасности здоровье сотрудников колонии.

Вологодский конвой шутить не любит

Эта грозная поговорка известна в арестантском мире еще со времен ГУЛАГа. Но сегодня, особенно в отношении сидельцев , осужденных к пожизненному заключению, она актуальна как никогда.

На пятаке (как и на других зонах подобного профиля) коллектив подобрался специфический. Не хочу сказать об этих людях ничего плохого. Их тяжкой работе не позавидуешь. Но именно в Белозерском районе особенно отчетливо видны негативные последствия, связанные с отдаленностью колонии от крупных административных центров (ОЕ-256/5 находится в 260 километрах от Вологды, на небольшом островке).

Начальствующий состав укомплектован здесь на 80%, при этом менее половины имеют высшее образование. Уровень профессиональной подготовки во многом не отвечает требованиям работы с особым контингентом осужденных, которые мотают бессрочный срок на острове. К тому же заветная мечта многих сотрудников - при любой возможности перевестись отсюда в более спокойное место. И их можно понять: отсутствие жилья, неустроенность быта, постоянная нервная напряженность не компенсируются мизерной зарплатой. Разумеется, это не может создавать радужного настроения и способствовать выработке мягкости и терпимости.

Пятак - не исключение. Это характерно для любой колонии, где содержатся бессрочники . Начальник участка для пожизненно осужденных в учреждении ЖХ-385/1 подполковник Владимир Гангеев формулирует свое отношение к службе так:

- Как мы здесь работаем?! За ними 390 трупов - это же целое кладбище! Как у нас тут еще крыша не поехала? Наверное, привыкли к такому изобилию крови, трупов и окончательно поняли, что человеческой подлости предела нет. Мы все здесь ассенизаторы - в дерьме по самые уши.

А начальник всей колонии полковник Юрий Малярчук выразился еще откровеннее:

- Если бы меня поставили кочегаром, я бы их кидал в топку. Мы на них 20 рублей в день тратим, так лучше бы эти деньги шли на нужды бабушек и дедушек.

Большая часть сотрудников колоний для бессрочников активно не приемлет такую меру, как пожизненное заключение. Зная уголовные биографии каждого из своих подопечных - с горами трупов, садизмом, зверствами и даже людоедством, - офицеры и прапорщики за глаза (а нередко и в глаза) называют этих людей шакалами . И, наверное, недалеки от истины. В возможность какого-либо перевоспитания или изменения к лучшему звериной сущности убийц сотрудники не верят. Из своей практики они уже вынесли главное: вся эта мразь ни на минуту не сожалеет о содеянном, не мучается и не раскаивается. Все письма родным - лишь о том, чтобы те побольше слали и везли жратвы, чтобы больше помогали. Тянут из небогатых родственников последние жилы. Один попросил прислать ему 160 килограммов сала!

- Чуть что - наглеют жутко, - рассказывает Гангеев. - Воспитывать их можно только под страхом применения спецсредств - резиновой дубинки или черемухи .

Это - не открытие. Практические работники мест лишения свободы и прежде, до отмены смертной казни, отмечали эту особенность психологии кровавых монстров. Когда убийцу приговаривали к вышке , он становился шелковым, обращался к Богу, сидел в камере придавленный, с посеревшим лицом... Но многие, как только узнавали о замене приговора 25 годами срока, тут же менялись. Расправляли плечи, раздвигали пальцы веером, орали на поганых ментов - Суки! Да я вас в рот...! Да я добью четвертак, выйду, вас всех порву, псов вонючих! . Они становились отчаянными и храбрыми . Их ждала зона (давали вместо расстрела особый режим), где многие находились в привилегированном отношении среди арестантского люда: как же, расстрельники , страдальцы ...

А что же они из себя представляют на деле, эти страдальцы ?

Вампиры, некрофилы, каннибалы

Видимо, российские законодатели пытаются вновь повторить эксперимент доктора Моро. Во всяком случае, они всерьез ставят перед собой задачу исправить и перевоспитать патологических убийц, маньяков и садистов. В новом уголовном кодексе для них значительно смягчен режим содержания. Теперь осужденные к пожизненному заключению могут содержаться в колониях особого режима, а не в специализированных зонах . Но и это не все. Бессрочники имеют шанс выйти на свободу по истечении 25 лет отсидки - если судом будет признано, что они больше в изоляции не нуждаются (ст. 79 УК РФ). Таким образом, наказание вновь становится осмысленным: вернуть обществу исправившегося человека!

Благородная цель... Вот только большинство российских пенитенциарных психологов считает ее абсолютно бредовой. Их опыт изучения личности пожизненно осужденных показывает: это далеко не те простаки-работяги , случайно натворившие бед по пьянке, которых нам рисует Анатолий Приставкин. Такой портрет - откровенная ложь.

А кто же они? Вот статистические данные по вологодскому пятаку (1996 год). От рук содержащихся в колонии 134 осужденных погиб 261 человек, то есть почти по два на брата , изнасиловано 50 женщин и детей малолетнего возраста. (Хотите более свежих данных? Пожалуйста, данные 2000 года. В учреждении ЖХ-385/1 на 164 бессрочника приходится 390 трупов - почти 2,5 жертвы на каждого душегуба). 80% сидельцев ранее судимы, из них половина - три и более раз, причем 50% ранее совершали насильственные преступления. 70% бессрочников осуждены за убийство двух и более человек, 35% - за убийства малолетних и несовершеннолетних. 36% к моменту совершения преступления признаны хроническими алкоголиками и наркоманами, 30% имели неострые психические заболевания, психопатические изменения личности на почве алкоголизации, органических повреждений центральной нервной системы, врожденных и приобретенных деформаций. 60% не работали... До чего же далеки эти характеристики от портрета подвыпившего пахаря ! Скорее, они напоминают иллюстрацию к теории Чезаре Ломброзо о врожденном типе преступника.

Но читателя, вероятно, интересуют не только цифры, но и портреты конкретных преступников. Нет проблем. Примеры посвежее, из ЖХ-385-1. Сергей Волков, убил мальчонку-односельчанина, уже остывший труп таскал за собой и время от времени бил его головой об асфальт. Юрий Владимиров. Патологический убийца. Нападал на подростков, убивал и вытаскивал у них внутренности. У маньяка Ряховского на счету - 19 женщин и подростков. 23-летний Худорожков убил кувалдой семью из пяти человек. Милый такой бытовичок ... Сергей Уняев вместе с женой убил семью из трех человек. Всем троим, в том числе и маленькой девочке, лично перерезал горло. Олег Кузнецов изнасиловал и убил 10 женщин. Огромное количество именно убийц детей. То есть тех, кто не может оказать сопротивление. Над кем можно долго глумиться, с наслаждением наблюдая за мучениями, слушая крики и стоны...

По свидетельству психологов, постоянно изучающих бессрочников , от 60 до 80% таких арестантов отличаются серьезными аномалиями психики, причем во время отбывания наказания психиатрические проблемы резко обостряются и усугубляются. Совершенные ужасные преступления приводят в подавляющем большинстве случаев К НЕОБРАТИМЫМ ИЗМЕНЕНИЯМ ЛИЧНОСТИ. Профессор Юрий Антонян утверждает:

- Речь идет о том, что они являются некрофильскими личностями, для которых характерно делать живое неживым, разрушать и уничтожать, часто ради самого уничтожения. Их бессознательно влечет к смерти. Это неизбывное и бессознательное влечение к смерти находит выражение в смертельном насилии. Не случайно, что они осуждены не за одно, а за несколько убийств, причем в большинстве случаев - с особой жестокостью.

При этом такие убийцы не признают себя действительными виновниками совершенных преступлений, хотя формально не отрицают того, что совершали убийства. Но основную вину они перекладывают на потерпевших (которые их спровоцировали ), на трудности жизни, сложность ситуации, в которой оказались перед совершением преступления...

Внешне сохраняя схожесть с людьми, эти преступники, по сути, уже нелюди. В них глубоко заложена тяга и даже любовь к разрушению, стремление убивать, чтобы снимать чувство внутреннего дискомфорта. Тигр, однажды познавший вкус человеческой крови, навсегда становится людоедом. Это - тот же случай. Зачем давать надежду на освобождение бешеным хищникам? А если этой надежды не будет - зачем издеваться над животными, ежедневно пытая их абсолютно бессмысленной, скотской жизнью, которая хуже смерти?

Ответ именно на эти вопросы хотелось бы услышать от господ гуманистов .




Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Осторожно.Маньяк

Виктор Грейвс

News image

Оксана Грейвс была девочкой на редкость жизнерадостной, ск...

Кровавые циркачи

News image

Это было в Рязани. Веру Луговую остановила на улице молода...

Звёздные кражи

Авторизация