Маньяк из хорошей семьи

Воровство - Грабежи и убийства

маньяк из хорошей семьи

18 февраля 1999 года все родители Комсомольска-на-Амуре вздохнули с облегчением - работники милиции задержали маньяка, насиловавшего на протяжении нескольких лет маленьких девочек.

Первое уголовное дело по обращению родителей одной из потерпевших было заведено в 96-м году. С тех пор, с завидной регулярностью (около трех раз в год) подонок удовлетворял свои извращенные сексуальные потребности, оставаясь безнаказанным.

Задержанный оказался медбратом одной из Комсомольских больниц и, кроме того, обладателем очень известной и уважаемой в городе фамилии - его бабушка была среди первостроителей Комсомольска

18 февраля 1999 года все родители Комсомольска-на-Амуре вздохнули с облегчением - работники милиции задержали маньяка, насиловавшего на протяжении нескольких лет маленьких девочек.

Первое уголовное дело по обращению родителей одной из потерпевших было заведено в 96-м году. С тех пор, с завидной регулярностью (около трех раз в год) подонок удовлетворял свои извращенные сексуальные потребности, оставаясь безнаказанным.

Задержанный оказался медбратом одной из Комсомольских больниц и, кроме того, обладателем очень известной и уважаемой в городе фамилии - его бабушка была среди первостроителей Комсомольска. В связи с этим, а также потому, что приговор пока не вступил в законную силу, мы не станем раскрывать настоящую фамилию преступника, а назовем его, скажем, Андрей Сидоров.

НАСИЛЬНИК НА СВОБОДЕ

Когда задержанный стал давать показания, следователь просто не поверил своим ушам - Сидоров признался в совершении более чем двадцати изнасилований малолетних, совершенных на протяжении пяти лет! В десяти случаях признания преступника подтвердились, остальные, скорее всего, просто не обращались в милицию.

Маньяка долго не могли поймать, несмотря на характерный почерк преступлений - как правило, Сидоров присматривал девочку на улице, выслеживал ее до подъезда и заходил вместе с жертвой в лифт. На выходе из лифта он хватал ребенка, зажимая жертве рот, грозил убить, если та будет кричать и сопротивляться, и, подкрепляя угрозы побоями, тащил девочку на чердак, где и делал свое гнусное дело. Однажды на чердаке оказался спящий бомж - преступника не остановило и это, он просто спустился на лестничную клетку и сделал все, что хотел, там.

По мнению старшего следователя краевой прокуратуры Андрея Александровича Власова, которому и довелось расследовать преступления серийного насильника, кропотливо сводя воедино разрозненные эпизоды, маньяк так долго гулял на свободе, потому что очень трудно из показаний несовершеннолетних девочек - а Сидоров выбирал себе жертв в основном в возрасте от семи до одиннадцати лет - составить точный портрет преступника. Ребенок, перенесший тяжелейший шок, не сможет, да и не захочет вспоминать произошедшее в мельчайших деталях. Кроме того, маньяк не отличался особой разборчивостью - не выбирал девочек, одетых, скажем, исключительно в красное, его жертвой могла стать любая приглянувшаяся ему малышка. Поэтому страшные подробности стали известны только со слов самого Сидорова - после задержания гнуснейшие откровения посыпались из него, как из дырявого мешка.

ПЕРВАЯ ЖЕРТВА

Недоказанные преступления пусть останутся на совести чудовища. Первый же из документально доказанных эпизодов произошел 11 мая 1996 года.

Сидоров ехал на мотоцикле с дачи, когда ему “приспичило”. В поисках жертвы он свернул в сторону заброшенного здания асфальто-бетонного завода. В это время две одиннадцатилетние девочки - Юля и Наташа (имена жертв изменены), жившие неподалеку, - пошли на пустырь поиграть на песке. Юные создания были одеты в одинаковые черные леггинсы и футболки и приглянулись маньяку. Сидоров, взяв в мотоцикле молоток, завернул его в желтую кожаную куртку и пошел за ними. Девочки, не подозревая о том, что в кустах притаился и наблюдает за ними сексуально озабоченный подонок, спокойно разожгли костер. Когда Юля отошла в сторону, Сидоров решил - пора. Он не торопясь подошел к оставшейся у костра Наташе и попросил спички. Та ответила, что спичек у нее нет. Маньяк стал настаивать, чтобы она поискала - ведь чем-то же они разожгли костер. Когда Наташа наклонилась над пакетом и стала искать спички, насильник набросился на нее и ударил четыре раза молотком по голове. Но Наташа не растерялась - она вырвалась от подонка и убежала. Сидоров не стал преследовать девочку - вернувшаяся Юля оцепенела от ужаса, увидев, что происходит с подругой. Маньяку не составило труда схватить Юлю, зажать ей рот и пригрозить: “Будешь кричать - убью”. Подкрепив угрозу несколькими ощутимыми ударами в живот и по лицу, Сидоров потащил жертву в кусты возле водоема, положил на землю и приказал раздеваться. Девочка, от страха почти ничего не соображавшая, сняла майку и леггинсы. Тогда насильник сорвал с нее трусики и надругался над ребенком. Далее, если выражаться казенным языком (в данном случае срабатывает нечто вроде защитного механизма - очень не хочется рассказывать обо всем этом нормальными человеческими словами) - так вот, “физиологически закончив половой акт”, маньяк спокойно встал, оделся и ушел восвояси.

В это время Наташа прибежала к знакомым ребятам, игравшим неподалеку, на том же пустыре, и рассказала, задыхаясь от волнения, что на нее напал какой-то мужик с чем-то тяжелым, она вырвалась и убежала, но там осталась Юля. Когда пацаны добежали до пруда, было уже поздно - они увидели только плачущую Юлю. До сих пор тщетно пытающуюся забыть, какие гнусности с ней проделал незнакомый взрослый дядька.

ЗАКОН БУМЕРАНГА

Что же довело внешне нормального, симпатичного парня из вполне благополучной (см. выше) семьи, имеющего любимую жену и дочку, да и по долгу службы вроде бы обязанного проявлять к ближним сострадание и милосердие, до страшного преступления? Ответ на этот вопрос дала беседа задержанного Сидорова с психологом - парень признался, что когда ему было одиннадцать лет, он сам подвергся сексуальному насилию со стороны взрослых.

Естественно, такие вещи не остаются тайной - обо всем узнали во дворе, в школе, и Андрей стал изгоем. У него никогда не было друзей - старательно насаждаемые в молодежной и даже детской среде уголовные законы не позволяют никому дружить с “опущенным”. Учился он ниже среднего, пропускал уроки - было неинтересно в школе, где никогда не станешь своим среди ребят. После школы Сидоров поступил в 25-е ПТУ Комсомольска - и, конечно, ничего не изменилось, в училище он был тоже “персоной нон грата”.

Очевидно, такая юность не способствует укреплению силы воли и прочих “мужских” черт характера. Поэтому, когда подошло время служить в армии, Сидорова призвали в Хабаровск, в достаточно элитную часть - батальон армейской милиции. Сначала все шло вроде было нормально, и в армии, конечно, никто не знал, что с ним произошло в детстве, но когда сослуживцы поняли, что Сидоров - изгой “по жизни”, начались издевательства. Из этой части бегают довольно редко - Сидоров сбегал два раза. Первый раз нервы не выдержали через полгода - из Комсомольска парня вернули обратно в часть. Еще через полгода Сидоров опять появился дома, сказав матери, что больше туда не пойдет. Мать обратила внимание, что ее сын очень сильно психически надломлен, и добилась того, чтобы его положили в военный госпиталь - на психиатрическое обследование. Врачи поставили диагноз: “Психопатия, возбудимая форма, в связи со службой в вооруженных силах”. Парня комиссовали - на дворе был 1994 год.

Видимо, армия оказалась последней каплей - где-то в недрах психики изгоя щелкнул неведомый переключатель. Парень решил мстить - не кому-то конкретно, разумеется, а обществу, от которого он никогда не видел ничего хорошего. Логика достаточно банальная - “как со мной однажды поступили, так и я буду поступать с другими”. Вряд ли этот немудреный постулат был сформулирован маньяком сознательно - просто однажды увидел маленькую симпатичную девочку, и потянуло… Совершив насилие в первый раз, преступник еще какое-то время мучился угрызениями совести, подумывал, не сходить ли ему к психотерапевту, но не пошел - боялся разоблачения. А ведь если бы он пошел тогда к врачу и признался - не в том, конечно, что совершил насилие, а в том, что очень “хочется” - всей этой истории могло бы и не быть.

К моменту совершения первого преступления Сидоров уже был женат - свадьбу сыграли, как только его комиссовали. Это тоже подтверждает версию мести - маловероятно, чтобы свежеиспеченный муж страдал от полового воздержания. Кроме того, практически всех своих жертв маньяк насиловал именно в той форме, в какой был когда-то изнасилован сам - я думаю, нет смысла расписывать в подробностях. Тем не менее, среди его жертв не оказалось ни одного мальчика - это можно объяснить, наверно, только абсолютно традиционной сексуальной ориентацией подонка. К счастью, серьезные физические увечья - разрыв промежности - насильник причинил только одной из своих жертв, самой маленькой. Все остальные “отделались”, если здесь уместно это выражение, тяжелейшим психологическим шоком.

При этом Сидорову прекрасно удавалось вести двойную жизнь - все пять лет ни жена, ни родители, ни сослуживцы абсолютно ничего не подозревали. Дома он был любящим мужем, заботливым сыном, на службе характеризовался положительно, да и, вообще, в жизни был обыкновенным парнем - хорошо одевался, грамотно разговаривал, увлекался техникой. В общем, вполне классический случай.

Однако же такая двойная жизнь рано или поздно у кого угодно вызовет элементарную психологическую усталость - и ближе к концу своей “карьеры” Сидоров стал чувствовать, что скоро его поймают: ночью ему снились тревожные сны, а днем он постоянно прокручивал в уме, что будет говорить при задержании.

Даже удивительно, что мерзавцу так долго все сходило с рук - Сидоров никогда не отличался особой осторожностью. И задержали его, кстати, не в результате оперативных действий милиции, а благодаря элементарной бдительности родителей.

ПОСЛЕДНЯЯ ГАСТРОЛЬ “АРТИСТА”

18 февраля 1999 года восьмилетняя Таня возвращалась домой из школы. Девочка не обратила внимания, что за ней следит незнакомый мужчина, который зашел за ней в подъезд, потом в лифт - жертва, по-прежнему ни о чем не догадываясь, спокойно нажала кнопку шестого этажа. Когда лифт остановился, Сидоров, действуя по отработанной схеме, схватил девочку и поволок на чердак. На чердаке никого не оказалось, и насильник приступил к делу - начал склонять ребенка к оральному контакту.

Но маньяку на этот раз помешали - внизу послышались голоса. Мама с бабушкой - время было обеденное - сидели дома и ждали Таню из школы. Они видели, как девочка вошла в подъезд, слышали, как на этаже остановился лифт, и, когда прошло больше минуты, а звонка так и не последовало, бросились искать. В тот момент, когда Сидоров, услышав голоса, испугался, спрятал свое “орудие” и стал целовать девочку в губы (чтобы не кричала), мама Тани поднялась на чердак, но, к сожалению, на лифте - а насильник находился выше, в служебном помещении лифтового хозяйства, куда можно подняться только пешком, по лестнице. Погоня бросилась вниз, в подвал, где, разумеется, не оказалось никаких следов девочки. Сидоров, думая, что опасность миновала, раздел малышку и принялся удовлетворять свою похоть. Поиски в это время продолжались - дворник, убиравший подъезд, обнаружил на площадке между шестым и седьмым этажами Танину варежку. Преследователи устремились вверх, впереди - молодой парень, сосед. Он-то и обнаружил маньяка в самом неприглядном виде, “тепленького”, выволок его вниз и стерег до прибытия милиции. Сидоров не сопротивлялся - казалось, он был даже рад, что все наконец закончилось.

Суд над серийным насильником уже состоялся, и вынесен приговор: 20 лет лишения свободы. Примечательно, что жена, узнав о случившемся, не отвернулась от мужа, ходит к нему на свидания… Но двадцать лет - все-таки очень большой срок. Если Сидоров доживет до своего освобождения, к тому моменту ему будет 45 лет, а его дочке - 23…

ЛЮДИ, БУДЬТЕ БДИТЕЛЬНЫ!

Был ли способ пресечь зло в корне, помочь мальчику, ставшему жертвой сексуального надругательства, вырасти нормальным человеком? Врач, делавшая судебно-психиатрическую экспертизу Сидорова, считает, что это было возможно. Прежде всего об этом должны были позаботиться родители - проявить разумное отношение к ситуации, отвести ребенка к психотерапевту, сменить школу, место жительства, наконец… Однако, видимо, не все было благополучно в семье - родители о случившейся с сыном беде попросту не знали! Хотя Сидорова насиловали не один, а два раза - сначала какой-то взрослый дядька на пустыре, потом, через полгода, дворовая компания.

Опять же показательно, что из всех жертв Сидорова проходили курс лечения у психотерапевта только трое - родители остальных сочли, что это позор для семьи и потому лучший лекарь - время. Так вот, по мнению психологов, подобные переживания обычно приводят к развитию в зрелом возрасте каких-либо отклонений в поведении, сексуальном, как правило. Это может быть садомазохизм, педофилия и прочие отклонения. Особенно в сочетании с воспитанием в условиях жесткого диктата. Если личность в детском возрасте подавлять, естественно, она потом на весь мир обидится.

Не секрет, что сегодня в школах и вообще в подростковой среде наблюдается буквально эпидемия сексуального насилия - “МД” уже неоднократно писал об этом. Можно себе представить, какие плоды это принесет лет через 10 - 15 - если родители жертв не примут меры.

Поэтому, уважаемые родители, обращаюсь непосредственно к вам: если ваш ребенок стал жертвой насилия - неважно, сексуального, физического или еще какого - сразу ведите его к психотерапевту. Вам обязательно помогут! В нашем городе этим занимаются Кризисный центр (ул. Фрунзе, 135), Психотерапевтический центр и ряд других организаций. В крайнем случае, хотя бы позвоните по телефону доверия - ничего плохого там точно не посоветуют. И если вы слышите объявление, что в городе орудует маньяк, будьте бдительны, и пусть на совести милиции останутся пять лет абсолютной безнаказанности подонка.




Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Звёздные кражи

Авторизация



Актуальная информация громкоговорители купить здесь.