ИОАХИМ ПАЙПЕР: Преступление в Арденнах

Библиотека - Преступники века

Адольф Гитлер попирал все  законы  и  традиции  ведения  войны,  еслитаковые  существуют.  Убивайте!  -  приказывал  своим   солдатам   фюрер.Ответственность я беру на себя! Неисчислимы кровавые преступления нацистов.

Одно из  таких  злодеянийбыло совершено ими в заснеженных Арденнах.К  декабрю  1944  года  война  в  Европе  была  безнадежно  проигранаГерманией.

Советские  войска  надвигались  на  немцев  с  востока,  полныерешимости довести наступление до победного конца и покарать врага  за  егозлодеяния  против  человечества.  Фюрер  лихорадочно  разрабатывал   планыдействий, которые могли бы предотвратить  поражение.  Он  явно  недооценилсвоих противников  и  теперь  сосредоточил  особое  внимание  на  Западномфронте.

Гитлер был убежден, что  еще  можно  изменить  ход  войны,  сорвавнаступление американцев и англичан.

Руководя  своими  армиями  из  бункера Волчье логово в Восточной Пруссии, он пытался  лишить  армии  союзников,наступавших в Бельгии и во Франции, их крупнейшего и наиболее важного  дляснабжения войск порта Антверпен.Фюрер  надеялся,  что  сможет  остановить   продвижение   противника,высадившегося в Нормандии, а затем  обратить  все  сипы  против  угрозы  свостока.Генералы из высшего командования вермахта пытались отговорить Гитлераот реализации этого замысла.  В  трудное  время,  когда  следовало  жесткоэкономить людские и материальные ресурсы, фюрер был намерен бросить их  наавантюру, заранее обреченную на провал.Чуда  не  произошло:  операция  в  Арденнах  закончилась  не   толькопровалом, но и бесчестьем.

Эсэсовцы еще  раз  запятнали  себя  несмываемымпозором, хладнокровно уничтожив сотню попавших в плен американских солдат.Они были расстреляны из пулеметов подразделением под командованием ИоахимаПайпера.

Тела жертв очередного нацистского  злодеяния  остались  на  местекровавого побоища, засыпанные обильным снегопадом.Американцам, уже успевшим получить представление  о  зверствах  СС  восвобожденных  французских   городах   и   нацистских   концлагерях,   этабесчеловечная акция лишь придала упорства и решимости  поскорее  завершитьвойну и окончательно расквитаться с Гитлером.

Кровавая расправа над сотнейсолдат у бельгийского города  Мальмеди  подхлестнула  американские  войскакуда эффективнее, чем  вдохновенные  речи  генералов.  Битва  в  Арденнах,частью которой была трагедия у Мальмеди, ускорила крах Адольфа Гитлера.Последняя надеждаПод покровом густого тумана в обстановке чрезвычайной секретности  16декабря 1944 года началось немецкое  наступление  в  горно-лесном  массивеАрденн в Бельгии.

Генерал Герд фон Рундштедт, действуя по приказу Гитлера,сосредоточил большое количество танков,  тяжелой  артиллерии,  горючего  ибоеприпасов и создал мощную  группировку  войск,  на  которую  возлагаласьпоследняя надежда гибнувшего  рейха.  Переброшенные  с  Восточного  фронтаэлитные эсэсовские части по-прежнему  отличались  железной  дисциплиной  исвойственным немцам педантизмом  в  выполнении  приказов.  Они  оставалисьтакими до конца.

Но солдаты были измотаны, и их боевой дух был уже не тот.Гитлер уповал на плохую погоду, которая  была  обычным  явлением  дляэтих мест зимой.

Он знал, что авиация союзников, которая в  данный  моментуверенно, по-хозяйски действовала в небе Европы, в  непогоду  здесь  будетбессильна.

Делая ставку на внезапность и стремительность, он  рассчитывал,что войска СС - именно СС, а не армия, веру в которую он утратил, так  какслишком много ее офицеров участвовали в июльском заговоре 1944 года,  едване стоившем ему жизни, - будут в Антверпене через неделю.  В  этой  важнойнаступательной операции под кодовым названием Осенний  туман   на  остриеударной группировки Гитлер поставил четыре танковые дивизии  шестой  армииСС под командованием своего старого приятеля Зеппа Дитриха.Специальное задание по реализации другого  коварного  плана  Гитлера,который  к  этому  времени  уже  напрочь  попрал  все  каноны  и   правилатрадиционного ведения войны, было поручено  мастеру  специальных  операцийОтто  Скорцени.  Этому  любимцу  фюрера,  которому   удалось   осуществитьрискованную операцию по освобождению  из  партизанского  плена  ближайшегосоюзника Гитлера, итальянского диктатора Муссолини, было поручено высадитьво вражеском тылу десант переодетых в американскую форму немецких солдат сцелью вызвать панику и хаос в войсках противника.Учитывая, что Германия с начала войны потеряла почти четыре  миллионачеловек, к началу операции фон Рундштедту удалось  сколотить  значительнуюпо силам группировку.

Он собрал тридцать дивизий, более двух тысяч танков,пятьдесят штурмовых самоходных орудий и получил  половину  из  трех  тысячбоевых самолетов, обещанных Германом Герингом.Удар, обрушившийся на союзников, оказался  сокрушительным.  Ненастнаяпогода на восемь дней приковала авиацию союзников к  земле.  Артподготовканемцев началась страшным ревом ракет Фау-1 , выпущенных по  Антверпену  иЛьежу.Части  СС  в  течение  нескольких  часов  вклинились   на   несколькокилометров в оборону противника.

Гитлер бросил  в  прорыв  элитные  части.Среди этих отборных  войск  самой  именитой  и  боеспособной  была  перваятанковая дивизия СС Адольф Гитлер .  Одной  из  боевых  групп  командовалполковник  Иоахим  Пайпер,  чье  имя  впредь   будет   ассоциироваться   спресловутым инцидентом, известным как бойня под Мальмеди.Пайпер  казался  самим  олицетворением   мужественного   и   храброгонемецкого воинства, так обожаемого Гитлером.

Это был по-мужски красивый  иумный двадцатидевятилетний офицер.

Он прилично владел  тремя  иностраннымиязыками, обладал завидным мужеством и,  в  отличие  от  многих  ревностныхслужак,  никогда  не  был  членом  нацистской  партии.  Он  также  обладалнезаурядным  чувством  юмора  -  не  очень  распространенное  качество   вофицерской  среде.  Ко  времени,  когда  немецкие   танки   вклинились   вамериканскую оборону в Арденнах, Пайпер был лично  знаком  с  фюрером.  Онпроявил себя смельчаком в боях на Восточном  фронте  и  снискал  репутациюкомандира, который хорошо знает, когда  нужно  выполнять  приказ  и  когдаможно его нарушить.Среди своих подчиненных Пайпер  прослыл  истинно  прусским  служакой,который не искал наград ради наград, хотя  за  свои  ратные  дела  получилРыцарский крест - высший боевой орден Германии.  Он  старался  никогда  неоставлять раненых товарищей на поле боя.

И вот под командованием  генералаДитриха Пайпер направился в Арденны.

Однако он  не  был  уверен  в  успехеэтого наступления.

Пайпер рассудил, что если ему и  его  солдатам  удастсяхотя бы достичь высот над рекой Маас, то уже можно будет считать свой долгисполненным.Как  и  все  эсэсовские  соединения,  на  этом  этапе  войны  некогда чистокровно арийская дивизия Адольф Гитлер , никогда ранее не имевшая всвоих рядах иностранцев, теперь была сильно разбавлена иноземным  пушечныммясом.

Ныне Иоахим Пайпер вел в последний крестовый поход против союзниковбельгийцев,  румын,  голландцев,  литовцев  -   необстрелянный   молодняк,собранный со всей Европы.Бросок на АнтверпенПод командованием Пайпера было пять тысяч  человек,  мощное  танковоесоединение,  в  которое  входили  тигры ,   пантеры ,  а  также  зенитныеподразделения, самоходные артиллерийские установки и  тяжелая  артиллерия.Ему предстояло  пробить  брешь  в  обороне  противника,  развить  успех  изахватить  плацдармы  на  реке  Маас  -  стратегически  важная  задача  пообеспечению  переправы   немецких   бронетанковых   сип   через   реку   имассированного наступления на Антверпен.Особенно успешными, сверх самых оптимистических  ожиданий,  оказалисьпервые часы наступления.

Без мощной поддержки авиации, прикованной к земленеблагоприятной погодой,  американская  оборона  дрогнула.  Необстрелянныхпарней из Небраски, Омахи и Нью-Йорка охватила паника,  они  не  выдержалинатиска гитлеровской лейб-гвардии.

Но  вскоре  наступающие  части  ощутилипроблемы тылового обеспечения  -  проблемы,  которые,  как  и  предполагалПайпер, в конечном счете должны будут решить  исход  операции:  Во-первых,ему было приказано захватить  плацдармы,  хотя  командованию  было  хорошоизвестно, что для выполнения этой задачи не хватает горючего.

Далее,  еслипогода изменится, чего можно было ожидать в любой момент, его танки  будутуничтожены штурмовой  авиацией  противника.  Снабжение  было  организованоплохо: составы терялись или застревали в пробках на железнодорожных узлах.Четвертой проблемой была местность.  Густые  леса  и  узкие  средневековыеулочки в населенных пунктах сильно затрудняли маневр для  семидесятитонныхбронированных монстров.

И вскоре наступление захлебнулось...Тупик на развилке УмальмедиВ день, когда началось  немецкое  наступление,  американские  войска,действуя в густом тумане и на незнакомой местности, оказались в обстановкестрашной  неразберихи.  Эту  неразбериху  в   немалой   степени   усиливалпереодетый в американскую военную форму десант Скорцени.

В такой  переплети   попал   285-й   разведывательный    дивизион    полевой    артиллерии,укомплектованный неопытными солдатами, которые, как говорится, едва  моглиотличить ствол винтовки  от  приклада.  Направляясь  в  бельгийский  городЛиньевиль для соединения с 7-й бронетанковой дивизией армии  США,  котораяпредположительно двигалась в направлении Визальма, дивизион  заблудился  иостановился на развилке дорог в Бонье.Одна из рот оказалась возле кафе Бодарв ,  и  офицер  осведомился  уместных жителей, в правильном ли направлении они двигались, так как многиедорожные  указатели  были   либо   переставлены,   либо   вообще   сорваныдиверсантами из команды Скорцени.

Но местные  жители  оказались  не  стольрадушными и приветливыми, как те, что встречали союзников в других  местахпосле  высадки  в  Европе.  Многие  из  них  были  настроены   традиционнопрогермански из-за бесконечных переносов границ на протяжении многих вековмеждоусобных  войн  в  этом  регионе.  Поэтому  люди  в   кафе   встретилиамериканского офицера угрюмым молчанием.Когда он вышел, чтобы дать команду колонне возобновить  движение,  нагоризонте, как черные жуки, появились танки боевой группы Пайпера.

Один из жуков , бронетранспортер на полугусеничном ходу, громыхнул  выстрелом,  иголовной джип американской колонны исчез во вспышке оранжевого  пламени  ичерного дыма.

Остальные танки, по мере того как они выползали из-за  буграи с грохотом двигались к месту, где царили хаос  и  смерть,  тоже  открылиогонь.

Застигнутые врасплох американские  солдаты  рассыпались  в  поискахукрытия: кто бросился в канаву, кто в близлежащий сарай, кто спрятался  застогом сена.

Когда немецкие танки поравнялись  с  разгромленной  колонной,американцы побросали оружие на брусчатую мостовую и подняли руки, сдаваясьв плен.Немцы окружили пленных, обыскали, чтобы изъять спрятанное  оружие,  исогнали их всех  вместе  в  поле  у  развилки  дорог.  Подъехал  Пайпер  сболтающимся на правом плече шмайссером .

Он приказал нескольким  солдатамохранять пленных, остальные двинулись дальше. Убейте их всех! Пленные с тревогой думали о том, что их ждет.

Уж очень  зловеще  велисебя часовые.

Казалось, они искали любой повод,  чтобы  открыть  огонь.  Вгороде Буллингене, который немцы только что покинули, они взяли в плен стоамериканцев.

Но трое из них бежали, перерезав горло эсэсовскому охраннику.Поэтому неудивительно, что в тот день,  17  декабря  1944  года,  в  сыромтуманном воздухе витал призрак смерти.Американцы сидели прямо в заснеженном поле и курили, мрачно  наблюдаяза   сложными   маневрами   несметного   количества   танков   противника,продирающихся через узкую развилку на  дорогу  к  Линьевилю,  -  ту  самуюдорогу, которую они искали перед тем как попали в засаду.  У  молоденькоголейтенанта Вирджила Лэрри пересохло в горле, когда  его  взгляд  уперся  вхолодные как сталь глаза молодых штурмовиков, которые  с  высоты  танковыхбашен упивались своей маленькой победой.

И пленный лейтенант задумался надтем, что ожидает его самого и его роту.

Одна  88-миллиметровая  самоходнаяпушка остановилась и угрожающе развернула ствол,  направив  его  прямо  напленных американцев, скрючившихся на снегу.Но  немецкий  сержант,  злобно   выругавшись,   приказал   продолжатьдвижение.Затем  к  пленным  еще  раз  наведался  сам  Пайпер,   прибывший   на королевском тигре .

Он улыбнулся, махнул рукой  и  крикнул  по-английски: Увидимся в Типперери, ребята! , и тигр умчался,  выпустив  клуб  сизогодыма из выхлопной трубы.

Немцу,  оказывается,  была  знакома  американскаясолдатская песенка Долог путь до Типперери .Наконец у развилки развернулись и остановились два бронетранспортера.Рядовой Георг Флепс расстегнул  кобуру,  достал  пистолет  и  спрыгнул  наземлю.

Размахивая своим люгером , он подошел к толпе беззащитных  пленныхи выстрелил.

Один из американцев упал.

Еще  выстрел  -  и  еще  один  трупостался лежать на снегу.

Затем воздух наполнился гулким и частым треском -это   в   унисон   застрочили   тяжелые   пулеметы,    установленные    набронетранспортерах.

И американцы посыпались на снег, скошенные смертельнымогнем, как кукурузные початки, срезанные комбайном. Убейте их всех! - раздался голос, перекрывавший треск пулеметов.

Онсловно подхлестнул убийц.Вирджип Лэрри видел, как замертво упал его водитель, слышал  возгласыофицера, призывавшего солдат держаться, пока  ему  не  прострелили  горло.Военный  полицейский  Гомер  Форд,   переживший   этот   расстрел,   потомрассказывал:  Вокруг  валялись  трупы,  раздавались  стоны  умирающих   ираненых.

Я спрятался под один из трупов, притворившись  мертвым.  Стрельбавсе продолжалась.

Я чувствовал, как по мне текла кровь моих товарищей.Вскоре стрельба  прекратилась,  и  я  услышал  голоса  приближающихсянемцев.

Они спрашивали друг  друга:   Этот  дышит?   и  пристреливали  илидобивали прикладами раненых.

Ко мне подошли шагов  на  десять,  не  ближе.После очередных выстрелов я почувствовал, как из моего тела  тоже  сочитсякровь.

В меня попала пуля, я был ранен.

Я лежал на  снегу  и  боялся,  чтонемцы увидят, как я дрожу от холода и боли, но они не заметили.  Я  слышалвыстрелы  совсем  рядом.  Были  слышны  даже  щелчки,  когда  они  ставилипистолеты на боевой взвод.

Умирающие стонали и  выкрикивали  проклятия.  Яслышал омерзительные хлюпающие звуки, когда прикладом били по голове .Санитар  Сэмюэль  Добинс,  как  и  Форд,   спрятался   под   трупами,притворившись мертвым.

Когда  пулеметная  стрельба  стихла  и  послышалисьодиночные  пистолетные  хлопки,  он  понял,  что  его  товарищей  добиваютвыстрелами в голову. Я не хотел умирать как кролик, вспоминает он.

- Слева  от  меня  былнебольшой лесок, и я решил во что бы то ни стало добраться до него.

Но тутвдруг застрочил пулемет.

Я почувствовал, как в мое  тело  впиваются  кускиметалла.

Как я потом узнал, в меня попало четыре  пули.  Я  услышал  хрустсапог по снегу - это приближались немцы, чтобы прикончить  меня.  Но  они,видимо, решили, что я уже мертв, так как повернули обратно.

Я  видел,  кактрое или четверо добивали раненых, взывающих о  помощи.  Я  думал,  что  вживых остался один .Можно ли спастись?Вирджил Лэрри тоже остался в живых и свидетельствовал против убийц насудебном процессе после войны: Когда  застрочили  пулеметы,  вокруг  меняначали падать убитые и раненые.

Стрельба продолжалась минуты три или  чутьдольше.

Я тоже упал, притворившись мертвым.

Заскрипел  снег  под  тяжелымисапогами, и я услышал рядом  пистолетный  выстрел.  Затем  щелкнула  новаяобойма, вставленная в пистолет.

Шаги удалились, и послышался шепот:  Тебяеще не убили? В ответ прозвучало: Пока нет, но если  эти  ублюдки  будутдобивать нас, то лучше бы уж скорее вернулись и сделали это .

Пуля  заделамне  пальцы  ноги,  было  ужасно  больно,  я  весь  продрог.  Рядом  сновапослышались голоса: Они уже ушли?  Что  делать?  Может  быть,  попытатьсяспастись? Человек пятнадцать из нас решили бежать.  Когда  мы  преодолелиуже несколько метров,  защелкали  винтовочные  выстрелы,  затем  застрочилпулемет.

Я перемахнул через забор и побежал по проселочной дороге, пока ненаткнулся на полуразвалившийся  сарай.  Рядом  были  сложены  дрова,  и  яспрятался за поленницей .Опьяненные кровьюНескольким американцам удалось переползти через дорогу к  близлежащимдомам.

Но кровавая вакханалия продолжалась, и многие из раненых были прямона дороге раздавлены гусеницами  танков  и  бронетранспортеров  арьергардаПайпера, который спешил догнать колонну главных сил на пути  в  Линьевиль.Другие американцы  бросились  в  кафе  Бодарв ,  но  немцы  подожгли  егоогнеметами.  Американцы  выскакивали  из  кафе  с  поднятыми  руками,   нообезумевшие от ярости эсэсовцы туг же расстреливали их.Это было одно из самых чудовищных преступлений,  совершенных  немцамипо отношению к американским солдатам  на  европейском  театре  войны.  Стобезоружных человек были убиты, многие тяжело ранены.

В живых остался сорокодин человек.

Гитлеровцы очень скоро испытали на  себе  гнев  американцев,потрясенных этим преступлением.Известие об этой  кровавой  расправе  мгновенно  распространилось  повсему фронту.

Всего за  одну  ночь  неопытные  новобранцы  превратились  взрелых воинов, безжалостных к коварному врагу.Командование разрешило корреспондентам журнала Тайм   Холу  Бойлу  иДжеку Белдену побывать на месте расправы у дорожной развилки  близ  городаМальмеди, чтобы сделать фотоснимки и написать репортаж о злодеянии немцев.Одним из первых, у кого  журналисты  взяли  интервью,  оказался  лейтенантЛэрри, который с трудом приковылял из своего укрытия.

Морщась от боли,  онвытряхнул из сапога пальцы вместе с пулей, отрезавшей их, и сказал: Мы немогли ничего сделать...

У нас просто не было ни единого шанса .Когда в разгар боев этот репортаж был напечатан  на  первой  страницеармейской  газеты  Старз  энд  страйпс ,  328-й  пехотный  полк   получилписьменный приказ: Эсэсовцев и диверсантов в плен не брать, расстреливатьна месте .

Жестокость порождала жестокость.Наступление немецких войск, в состав которых входила группа  Пайпера,было остановлено на реке Маас.Распогодилось, и авиация союзников превратила немецкие танки и орудияв груды металлолома.Последняя попытка командования  вермахта  перехватить  инициативу  наевропейском театре военных действий закончилась крахом.Еще до капитуляции Германии  военно-юридическая  служба  США  создаласпециальную группу по сбору показаний и улик против тех, кто учинил  бойнюпод Мальмеди.

Пайпер, уже в должности заместителя командира  дивизии,  былвзят в плен во время боев за Вену в  самом  конце  войны.  Он  должен  былответить за преступление своих подчиненных у Мальмеди, кто бы ни отдал тотприказ открыть огонь.  Его  допросили  вместе  с  остальными  восемьюстамиуцелевшими солдатами из  его  боевой  группы.  В  конечном  счете  Пайпер,руководитель операции генерал СС Зепп Дитрих и еще семьдесят три  человекапредстали перед судом.Суд происходил в Дахау,  очень  подходящем  для  свершения  возмездияместе, так как именно здесь находился первый нацистский концлагерь.16 мая 1946 года главный обвинитель подполковник Бертон Эллис  открылпроцесс словами: Солдатам дивизии СС Адольф Гитлер велели соревноватьсямежду собой и совершенствовать свое мастерство, стреляя в пленных.  Каждыйиз обвиняемых был винтиком в гигантской машине убийств .Среди  свидетелей  обвинения  были  и  немецкие  солдаты,  у  которыхпроисшествие на развилке у Мальмеди вызвало  отвращение.  Четверо  рядовыхпоказали, что Пайпер велел им  никого  не  щадить   в  бою  и  не  братьпленных .Капрал Эрнст Колер заявил на  суде:  Нам  говорили,  что  мы  должныпомнить о женщинах и детях Германии, убитых  во  время  воздушных  налетовсоюзников, и не брать пленных, а также не щадить бельгийцев .Лейтенант Хайнц Томхардт свидетельствовал: Я велел моим солдатам  небрать пленных .

Поэтому и были убиты американские солдаты.По мере поступления все новых  и  новых  показаний  стало  ясно,  чтоПайпер и его солдаты виновны в массовом убийстве.

Пайпер же заявил, что онне приказывал убивать.

Дитрих тоже отрицал свою причастность  к  расстрелуамериканских военнопленных.

Тем не менее 16 июля 1946 года  Иоахим  Пайперуслышал страшные для солдата слова: смерть через повешение.

Дитриху и  ещесорока двум нацистским убийцам тоже был объявлен смертный приговор.Но в конечном итоге никто из приговоренных к смерти  не  был  казнен.Адвокат из Атланты Уильям Эверетт, защищавший немцев на  суде,  представилдоказательства,  что  некоторые  из  обвиняемых  признали  свою  вину  подвоздействием пыток и избиений.Оказалось,  что  под  ногти  обвиняемым  эсэсовцам  загоняли  горящиеспички, у некоторых были сломаны челюсти,  их  прижигали  сигаретами.  Этобыли постыдные действия, достойные гестапо, а не военнослужащих армии США.Подобные факты  подорвали  доверие  к  трибуналу,  и  адвокат,  обладавшийобостренным чувством справедливости, вложил  тысячи  долларов  собственныхденег, чтобы добиться пересмотра дела.29 июля 1948 года сенатская комиссия  по  вооруженным  сипам  приняларешение о пересмотре дел обвиняемых.К 1951 году смертные приговоры были отменены,  а  в  1958  году  былиосвобождены последние из обвиняемых по этому делу - Дитрих и Пайпер.Так справедливое возмездие миновало виновников  бойни  под  Мальмеди.Возмущение общественности ни к чему не привело.Иоахиму Пайперу пришлось пережить еще немало неприятностей в связи  сего позорным прошлым.

Справедливости ради следует отметить, что за ним  необнаружилось других злодеяний  в  ходе  войны.  Он  отказался  говорить  опрошлом и объяснил свое состояние так: Я сижу на бочке с порохом.

Однаждыкто-нибудь еще предъявит мне другое обвинение,  и  бочка  взорвется.  Я  -фаталист.

Мир заклеймил меня и моих солдат несмываемым позором.

Теперь уженикто не  сможет  пролить  свет  на  эту  темную  историю,  случившуюся  уМальмеди.

Вокруг нее нагромождено слишком много лжи .И действительно, истина умерла вместе с теми, кто  остался  на  снегувозле развилки у Мальмеди пятьдесят лет назад.Но память об этом жива и поныне.




Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Звёздные кражи

В Германии воры угнали фургон с цирковым

News image

В Германии в ночь на 11 ноября воры угнали фургон, в котор...

Воры обчистили квартиру актера Епифанц

News image

В квартире известного актера Владимира Епифанцева побывали...

Грабители устроили в Москве охоту за жен

News image

Сегодня в течение часа в российской столице группа неи...

Авторизация