Склонность к насилию

Библиотека - Кровавая биография

Больше всего клинический садизм Оноприенко проявился в элементах чрезмерной жестокости, допущенной им в последних эпизодах преступлений.

Бросается в глаза, что убийца наносил намного больше ударов и увечий, чем это нужно было для умерщвления жертвы.

Уже убив, Оноприенко проделывал «унижающие» манипуляции с телами: голову одной из жертв пригвоздил ножом через рот к полу, изнасиловал двух уже мертвых женщин в «унижающей» позе, а одной из них засунул в задний проход гильзу от патрона.

Причем последние случаи напрочь опрокидывают гипотезу, что в момент таких действий Оноприенко находился в состоянии аффекта: во-первых, он подготавливался к ним - запасался и использовал презерватив.

Во-вторых, он манипулировал с гильзой не 12-го калибра (из обреза этого калибра он стрелял), а 16-го, которую нашел на месте убийства и это тоже свидетельство самоконтроля поведения убийцы.

И, наконец, следователи и эксперты утверждают, что во время многочасовых допросов, когда Оноприенко задавали вопросы по малейшим деталям совершенных преступлений, тот охотно и подробно, явно смакуя, описывал сцены убийств.

Такая особенность психики Оноприенко способно легко катализировать в результате внешних стимулов (вопросов следователя) воспоминания садистского содержания, что можно было бы расценить как важное, хотя и косвенное подтверждение его склонности к патологическому фантазированию.

На уровне сознания и поведения садизм Оноприенко проявлялся в его стремлении запугать жертвы.

Заметим, что страх, запуганность жертвы, источником которой является агрессор - это ее униженность и подчиненность, то есть мазохистская позиция по отношению к садисту-агрессору.

Причем установка Оноприенко на запугивание жертв была глобальной, определяла всю его преступную деятельность в целом, во всяком случае именно таким образом он оценивал свое желание убивать.

Известно его признание: «Я хотел, чтобы люди боялись спать, боялись жить».

Или: «Я хотел показать бессилие людей, чтобы они боялись выходить на улицу», «я наводил ужас на людей, я даже не прятался» и т.

д.

Садизм Оноприенко проявился и во вторичном его посещении Братковичей, противоречащем всякой логике.

Сам Оноприенко, объясняя этот случай, сказал: «Если совершается несколько одинаковых убийств, то потом люди начнут бояться, отдадут все сами и еще укажут, кого можно ограбить.

Именно с целью запугивания людей я решил совершить убийство в Братковичах.

Корыстных целей я не преследовал.

Конкретного плана у меня не было».

Кроме того, убийца был циничен, а цинизм можно считать одним из проявлений садизма.

По свидетельству психиатра Сергея Жабокрицкого, который принимал участие в судебно-психиатрической экспертизе Оноприенко, «сначала он смеялся, издевался над родственниками погибших.

Говорил: убивал и буду убивать, всех поубиваю».

Таким образом, Оноприенко очевидно проявлял патологическую склонность к насилию, она скорее всего явилась следствием долгого развития этого побуждения.

Тщательный анализ актов насилия на протяжении 5 месяцев второго тура убийств показывает очевидную динамику роста эксцессивности, силы садистских побуждений, достигших, казалось бы, пика в последних трех эпизодах.

В многочисленных исследованиях, посвященных патологическим, в частности серийным убийствам, подчеркивается, что влечение серийных убийц со временем склонно деградировать, регрессировать до крайних примитивных и одновременно самых жестоких форм реализации.

С течением времени, если убийца не пойман, учащаются случаи нападений, соответственно сокращается их периодичность, а также нарастает эксцессивность актов.

К примеру, Андрей Чикатило начинал как «невинный» педофил и фроттерист (фроттеризм - получение сексуального удовлетворения от трения интимной частью тела о другие тела в общественных местах, транспорте и пр.).

Постепенно у него развились садистские тенденции, и в конце концов он стал убивать свои жертвы, подвергая затем их тела чудовищным манипуляциям.

«Витебский маньяк» Геннадий Микасевич, совершивший убийства 37 женщин в Витебской области в течение 12 лет, первые 12 жертв убил на протяжении 6 лет.

Потом частота нападений возросла - последние 12 жертв были убиты в течение одного года.

На допросах Микасевич рассказывал, что весь последний год перед поимкой постоянно чувствовал себя как охотник на охоте, ни о чем не мог думать, кроме поиска жертв, терял бдительность.

В «случае Оноприенко» вполне вероятно, что убийца только стоял на пороге начала деградации реализации побуждений.

Его арест вовремя остановил возможное усугубление жестокости актов насилия.

Трудно предположить, какие еще стороны темной души Зверя вскрылись, если бы он продолжил свои «эксперименты».

Вполне вероятно, могли проявиться некоторые перверсии, связанные с нарушениями сексуальной сферы: сексуальный садизм, некрофилия, каннибализм и пр.




Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Осторожно.Маньяк

Дело “Джона Кристи”

News image

Дело Джона Кристи, названное так по имени одного из самых ...

Джон Готти (Тефлоновый Дон)

News image

Родился будущий главарь мафии 27 октября 1940 года В шест...

Звёздные кражи

Грабители устроили в Москве охоту за жен

News image

Сегодня в течение часа в российской столице группа неи...

Экс-министра обокрали на 110 тысяч литов

News image

Экс-министр лишилась украшений Воры обокрали дом члена с...

Воры обчистили дом сестры Пэрис Хилтон

News image

Лос-анджелесcкие апартаменты Ники Хилтон ограбили неизвест...

Авторизация