ПРЕДАТЕЛЬСТВО

Библиотека - Кровавая биография

Следствие по делу Оноприенко тянулось почти полтора года, оно было закончено 2 сентября 1997 года.

Возглавлял следственную группу старший следователь Управления Генпрокуратуры по расследованию особо тяжких преступлений Иван Довбищук.

Удалось установить, что преступник совершил более 20 нападений, во время которых убил 52 человека.

По закону, прежде чем предстать перед судом, обвиняемый должен ознакомиться с материалами дела - всего 99 пухлых томов.

Что Оноприенко и делал на протяжении более девяти месяцев - обстоятельно, не торопясь, читал свое дело, ставя на каждой прочитанной странице свою подпись: «Прочитано мной, верно, Оноприенко».

Иван Довбищук в интервью «Фактам» рассказывал о поведении Оноприенко в тюрьме в то время и о ходе следствия так: «...

На мой взгляд, он достаточно быстро читает.

В деле 99 томов, читает он девять месяцев, то есть более чем по два тома в неделю.

Уже 97 прочитал.

Посмотрите, какие толстые тома.

Кроме того, в материалах дела имеется 21 видео - и восемь аудиокассет с записями допросов и следственных действий, которые он тоже должен просмотреть и прослушать.

Один из следователей утром заходит в прокуратуру, берет очередной том и везет на Лукьяновку, в Сизо-1.

Оноприенко приводят в специально оборудованную комнату, предназначенную для встреч с адвокатом и следователем.

Прочитанное он почти не комментирует, имеет право делать выписки, но не делает.

Фотографии рассматривает с видимым удовольствием.

Читает каждый день по три-четыре часа.

Бывает, что и шесть часов подряд читает.

Это зависит от его настроения.

Может заявить: «Я устал, сегодня читать не буду».

А прошлым летом, когда следствие еще не было закончено, вдруг отказался давать показания.

Молчал неделю.

Правда, потом извинялся перед нами - мол, опять-таки настроения не было...

Жалоб на режим содержания у Оноприенко нет.

Он ни разу не болел за эти два года, к врачу не обращался.

Бережет здоровье, по утрам делает зарядку, не курит и не пьет.

Правда, на днях возмущался, что ему не дают овощей и фруктов».

Никто из правоохранителей, принимавших участие в следствии по делу Оноприенко не пожаловался на его трудность.

Было множество эпизодов, улик, показаний и свидетельств - дело было объемистым, но сам подследственный добровольно и довольно легко признавался в совершенных преступлениях.

Причина откровенности преступника, вероятно, заключалась в том, что Оноприенко понимал: убийств было настолько много, что даже маленькой их части достаточно для «вышки».

Таким же образом он выдал и своего единственного подельника в первом туре убийств - давнего приятеля Сергея Рогозина.

Сначала Оноприенко говорил о себе как о единственном участнике злодеяний, но потом, спустя несколько дней после поимки, назвал и сообщника.

По словам Оноприенко, после совместных преступлений они с Сергеем расстались, договорившись молчать до гроба, и не выдавать друг друга.

Его версия того, почему он выдал товарища, звучала так: «Милиция настаивала: у тебя должен быть сообщник.

Им нужен был сообщник, нужна банда, потому что когда есть банда - я еще нормален, вменяем.

А когда одиночка - мне легче сделаться дурачком.

Мне следователи сказали конкретно: ищи второго.

А Рогозин сам мог пойти в милицию, раскаяться и рассказать, как было дело в 1989-м году.

Я проанализировал все варианты «за» и «против» и решил сам назвать его».

Видимо, для Рогозина визит милиции к нему был полной неожиданностью, ведь прошло семь лет спокойной жизни - он жил в Запорожской области с женой, матерью, ребенком.

После ареста сообщника серийного убийцы Рогозина поместили в тот же киевский СИЗО-1, где сидел и Оноприенко.

Он прошел те же процедуры допросов, следственных воспроизведений картины преступлений и в конечном итоге ему также вручили 50 томов его дела.

Свое участие в убийствах Рогозин отрицал, хотя признался, что в момент совершения преступлений находился рядом с Оноприенко - стоял на стреме.

Рогозин, наверное, не однажды проклинал предателя, да и сам Оноприенко не раз выражал сожаление о том, что выдал друга.

Раскаивался и в том, что подвел других друзей - тех, кто прятал вещи, снятые с трупов, кто помогал ему подделывать паспорт, кто покрывал.

А вот об убитых он не сожалел и в преступлениях особенно не раскаивался...




Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Осторожно.Маньяк

Эдвард Гейн

News image

Еще в XVI веке Карло Караффа, кардинал и папский легат, ре...

Мисима Юкио

News image

Маньяк-убийца, живший в середине XX века. Вашему вниманию ...

Звёздные кражи

Авторизация