Диагноз: вменямый симулянт

Библиотека - Кровавая биография

Вышеупомянутые выводы Галины Шуренок прямо противоречат заключению НИИ социальной и судебной психологии Украины, оглашенному 4 июня 1997 года, согласно которому Анатолий Оноприенко по своему психическому состоянию вполне мог осознавать свои действия, был признан психически здоровым и вменяемым.

К судебной экспертизе психического состояния Оноприенко привлекалось 6 видных украинских специалистов, в профессионализме которых трудно усомниться.

Два доктора наук - директор НИИ социальной и судебной психиатрии Анатолий Чуприков и руководитель отдела судебно-психиатрической экспертизы Виталий Первомайский, и два кандидата наук: директор Киевского городского центра судебно-психиатрической экспертизы Тамара Арсенюк, ведущий научный сотрудник Владимир Илейко, а также эксперт-психолог Наталья Каштанова.

Среди членов комиссии был эксперт высшей категории Украинского НИИ социальной и судебной психиатрии кандидат медицинских наук Андрей Цубера, врач-психиатр с 18-летним стажем работы.

После исследования преступника он однозначно заявил: «Перед нами - чистейшая симуляция.

Я могу сказать определенно: шизофренией Оноприенко не страдает».

Члены комиссии утверждают, что знакомились с записями истории болезни Оноприенко, сделанными в 1994 году.

Факт обследования обвиняемого в амбулаторных условиях Цубера объяснил тем, что условия института не позволяли содержать опасных преступников днем и ночью.

Для этого понадобились бы специальные помещения, соответствующая охрана.

Однако, по утверждению эксперта, экспертиза психического здоровья Оноприенко проводилась долго и тщательно - в течение полугода.

Андрей Цубера рассказывал, как Оноприенко пытался влиять на оценку экспертов: «Он заявлял экспертам, что совершал убийства под влиянием «голосов».

При этом оценивал реакцию врачей на сказанное, пытался убедить их в своей правдивости, взять инициативу беседы в свои руки.

Утверждал, что дважды подвергался психической атаке - то ли ЦРУ, то ли КГБ и один раз летал на космической тарелке.

Крайне неохотно отвечал на вопросы, связанные с инкриминируемыми ему деяниями.

Иногда заявлял, что убийства совершал под влиянием «голоса», а деньги, вещи и ценности забирал вследствие «воровской натуры».

Высказывал предположение, что будет убийцей еще 360 человек.

Но я могу утверждать с уверенностью: Оноприенко не страдал психическими заболеваниями, как не страдает и в настоящее время».

Казалось бы, долгое молчание Оноприенко и его поведение в суде вообще могло стать свидетельством психического расстройства.

Действительно, на суде он вел себя неадекватно, так как его безусловно ждал смертный приговор: то давал «дерзкие отрицательные» ответы, то надолго отказывался говорить вообще, был равнодушным, вялым и оцепеневшим.

Однако все эти проявления могли быть либо обусловленными защитными психологическими механизмами, либо просто игрой, рассчитанной на эспертов-психиатров.

В самом деле, когда суд, обеспокоенный двухмесячным молчанием обвиняемого, вызвал на судебное заседание заместителя начальника Житомирского СИЗО Анатолия Иванюка, тот рассказал, что в стенах изолятора Оноприенко оказался весьма разговорчивым.

Подсудимый каждый день беседовал с Иванюком, обращался по бытовым вопросам, был словоохотливым с журналистами.

Охотно принимал тюремную пищу и вообще поведение его было осмысленным и упорядоченным.

Эксперт утверждает, что для членов комиссии не составило труда понять, что обвиняемый симулировал.

Несмотря на то, что бывают сложные случаи симуляции, диагностика основывается не только на теоретических знаниях, но и на опыте эксперта.

Чем опытнее врач, который видел много больных - причем не только в условиях психиатрической судебной экспертизы, а в психиатрической клинике, - тем проще ему отличить больного от симулянта.

Таким образом, с одной стороны, судебно-психиатрическую экспертизу психического здоровья Оноприенко проводили достаточно опытные специалисты, которым нет оснований не доверять.

С другой стороны, существует мнение, что на выводы экспертов могла повлиять обстановка в суде и давление общественного мнения.

Действительно, настроения общественности несли такой мощный негативный заряд, что трудно представить себе, что комиссия признает убийцу пусть и вменяемым, но психически больным - это означало бы в чем-то оправдать Оноприенко.




Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Осторожно.Маньяк

Виктор Грейвс

News image

Оксана Грейвс была девочкой на редкость жизнерадостной, ск...

Василий Белоусов

News image

вот совершенно иной типаж убийцы. История Василия Белоусов...

Звёздные кражи

Авторизация